Биография: Чоу Юнь-Фат



Чоу Юн Фат родился 18 мая 1955 года на Ламме, близлежащем к Гонконгу островке, а впоследствии вместе с семьей переместился в сердце британской колонии. Нагулявшись по эфирам местных телестанций и приемным актерских агентств, Фат решился поступить в школу профессионального мастерства, где и оказался в приятной компании будущего друга и постановщика Ринго Лама. Опыт, приобретенный за несколько месяцев обучения, Чоу использовал во многочисленных мыльных операх, наводнивших в семидесятый эфир порочного Гонконга. Начало восьмидесятых подарило Фату истинно звездный статус: актер оказался востребован на безграничных пространствах культового сериала "Шанхайский пляж" в качестве ультра-гангстера Хуи Ман-Кенга. Параллельно с успешной теледеятельностью развивалась и кинематографическая карьера Чоу. В 1976 году он отметился в забытом проекте "Массажистки". А первый резонанс Фат получил пятью годами позже: "История Ву-Вьета" продемонстрировала скрытые драматические возможности записного мыльного плейбоя (в данном произведении Чоу Юн Фат предстал в образе южно-вьетнамского вояки, скрывающегося в грязноватом андерграунде Гонконга). Впрочем, именно в этот период амбиции Чоу были подвергнуты самым жестоким испытаниям (серийная лихорадка сведет c ума даже героя боевиков), подкрепленным драмой в личной жизни, - а именно разводом с телезвездой Кэндис Ю Он-Он. Возрождение ожидало Фата лишь в середине восьмидесятых: актер победил в крупнейшем азиатском киноконкурсе "Золотая лошадь" - столь пристального внимания он был удостоен за роль в неком опусе Ленга По Ши "Гонконг, 1941" (романтическая конструкция в форме любовного треугольника на самоигральном фоне японского вторжения в Гонконг). Подлинный же прорыв в восхождении блистательной звезды связан с его дебютом у Джона Ву в "Лучшем завтра" (1986). Именно с этим фильмом связано рождение совершенной структуры гонконгских боевиков в их современном понятии, именно эта картина вдохновила Квентина Тарантино на постановку "Бешеных псов", Роберта Родригеса на создание "Отчаянного" и даже "счастливчика Люка" Бессона на изготовление "Никиты". Именно на этом проекте Ву окончательно уверился в необходимости "скрещивания" мужских характеров, в данном случае Фату противостоял любимец Вонга Карвая - Лесли Чунг. Смачное заматеревшее лицо нашего героя как нельзя кстати подходило для истеричных выхлопов мужских характеров, вытаращенных глаз и дымящихся "беретт". Именно за подобный набор актерских качеств Чоу Юн Фат и обрел-таки номинацию на главную местную премию Hong Kong Film Award. Роль Гора стала классической для всего азиатского кинематографа, благодаря чему Чоу Юн Фат в одно мгновение превратился в конвертируемую звезду. В том же году романтичный самец исполнил роль дирижера (!) в сладкой любовной истории "Любовники моей мечты", поставленной одним из главных эстетов Гонконга Тони Ау. Следующий год подарил Чоу Юн Фату очередную "Золотую лошадь" - на этот раз была отмечена его (опять-таки) сахарная роль в "Осенней истории" Мэйбл Чунг (Фат выступал в качестве любовника-реаниматора покинутой бойфрэндом-бисексуалом Чери Чунг).

Амплуа немногословного друга-любовника преследовало Чоу и в пространстве романтической комедии "Я хочу то, что я хочу" при содействии одной из самых прекрасных женщин Азии Додо Ченг. Тем не менее , любовный сироп окончательно приелся прирожденной звезде боевиков - последовавший в 1987 году взрыв его огнестрельной активности стал единственно возможным выходом из приторной ситуации. Первая бомба разорвалась в постановке его давнего приятеля Ринго Лама "Тюрьма в огне", именно после выхода этого проекта Чоу Юн Фата (в роли крутого патрона) и его партнера (сокамерника) Тони Леунга "Карфаи" наконец заметили и на американском рынке. Логичным итогом проката стала номинация на все ту же "Золотую лошадь", а победителем в тот год стал…снова Чоу - за роль "полицейского под прикрытием" в постановке того же Лама "Огненный город". По этим-то лекалам и творил преподобный Квентин, впоследствии формируя знаковый персонаж Тима Рота. Поставленную в 1987 году планку Чоу Юн Фат с успехом держит до сих пор. Двумя годами позже появился непревзойденный "Наемный убийца" Джона Ву - энциклопедия стилистических ухищрений и крутой замес пространств Стенли Кубрика, Сэма Пекинпа, Серджо Леоне, Жана-Пьера Мелвилля и Мартина Скорсезе. На следующий год Чоу Юн Фат снова снимается у Ву в "Рожденном вором", где ему снова составили компанию сливки гонконгского кино, - Лесли Ченг и Чери Чунг. Славные традиции "Поймать вора" Хичкока и "Розовой пантеры" Эдвардса ни в коем случае не были посрамлены. В тот год насилие смаковал Ринго Лам в гангстерской постановке "Полный контакт".

Звезда Чоу сияла как никогда, он превратился в главного мужчину Гонконга с печальным взором и сумрачной элегантностью в багаже. Парочка Ву и Фат сполна отыгрались во время создания "Круто сваренных" - очередной классической постановке в формате "боевого балета" с участием второго звездного Тони Леунга - "Чу-Ваи". После сногсшибательного успеха гонконгских боевиков азиатская dream team отправилась покорять Голливуд: Ву после "Трудной мишени" работает исключительно со звездами первой величины, а Чоу Юн Фату пришлось пройти целый обряд жанровых причастий. Первое появление в качестве главной звезды состоялось в 1998 году в баббл-гам опусе Антуана Фикуа "Убийцы на замену" в паре с помпушкой Мирой Сорвино, ящикообразным Майклом Рукером и пробитым серией B Юргеном Прохновым. На уровень кино "большого стиля" этот продукт, впрочем, и не претендовал. Примерно в том же духе был выдержан и следующий бенефис Чоу Юн Фата "Коррупционер" Джеймса Фоули - на этот раз партнером по съемкам выступил многообещающий красавец Марк "Марки Марк" Уолберг.

Случаются и ожидаемые откровения: выразительная фактура Фата была востребована в костюмном проекте Энди Теннанта "Анна и Король" - куртуазном переосмыслении классического амплуа Юла Бриннера - платонический роман с героиней Джоди Фостер был скучен, но красив. Непросвещенным обывателям только такого продукта оказалось и надо. Последний опыт Чоу Юн Фата "Крадущийся тигр, затаившийся дракон" в очередной раз доказывает состоятельность убедительной маркетинговой стратегии матерого конъюнктурщика Энга Ли, соединившего раскрученных в Голливуде азиатских звезд, - Фата и Мишель Йео - в ураганной сказке. Чоу Юн Фат в качестве синтетического героя-любовника-бойца-аристократа на редкость убедителен. Очевидно, что потрясений его карьера в будущем испытывать не будет...

Чоу Юнь-Фат: все о жизни и творчестве звезды шоу-бизнеса на